Задержанных пытали, а доказательства сфабриковали: как расследовались громкие убийства мэра и судьи на Полтавщине

18.06.2021 10:01

Терракты, заказные убийства или бандитские разборки: в 2014 году в Кременчуге были расстреляны «судья Майдана» и мэр города. Довольно быстро полиция сообщила о задержании злоумышленников. А потом некоторые из них даже дали «нужные» показания. Почему за 7 лет суды так и не смогли осудить или оправдать подозреваемых? Куда исчезли доказательства, неподходящие для следствия? И если под каток отечественной правоохранительной системы попали невиновные, кто же на самом деле стоит за резонансными преступлениями? Редакция "СтопКора" внимательно изучила материалы дела.

Кременчуг
Иллюстрация: СтопКор

Били, пока не упал в обморок: как выбивали признания из первого "козла отпущения"

Вспомним, с чего все началось. На улице лихой февраль 2014 года: в Киеве полным ходом идет Революция Достоинства, через неделю в Крым войдут «зеленые человечки», а на востоке страны – тоже становится неспокойно. А в мирной Полтавской области, в городе Кременчукг 11 февраля у собственного подъезда был убит судья Александр Лободенко, который вел дела Майдана. Следствие рассматривает несколько рабочих версий, в том числе убийство в связи с профессиональной деятельностью потерпевшего.

Лободенко
Убитый судья Лободенко Фото из открытых источников

Через некоторое время под пристальное наблюдение следователей попадает активист местного Майдана Александр Сидоренко. Сначала - якобы за хранение наркотиков и оружия, а затем молодому человеку попытались инкриминировать и убийство судьи. Нашей редакции удалось получить письменные объяснения его отца Василия. И они просто шокируют: по словам Василия, милиция применяла жестокие пытки к его сыну Саше, хотя парень все равно не признался, что подброшенные оружие и наркотики - его.

«Сын рассказывал, что только они выехали за с. Потоки Кременчугского района - милиционеры посреди поля останавливаются и начинают зверски избивать его. Когда он потерял сознание, его бросили в машину. Пришел в себя. Полицейский по фамилии Бендрик пытал моего сына, лично применял насилие, выбил сыну зуб, пропускал ток через тело. В деле против моего сына дошли до того, что милиционеры нашли и оружие, из которого был убит судья Лободенко. Это было где-то в июле, я думаю, всего за несколько дней до убийства мэра Бабаева, если бы мой Саша в то время не сидел бы в СИЗО, то, может быть, и это убийство повесили бы на него", - вспоминает Василий Сидоренко.

Фамилия Бендрика появится в этой истории не раз. Между тем, пока Саша Сидоренко находится в СИЗО, в Кременчуге происходит еще одно громкое убийство. 26 июля 2014 года неизвестный застрелил мэра города Олега Бабаева.

Бабаев-Олег
Олег Бабаев Фото из открытых источников

Отметим, что все это происходит на фоне тревожных событий по всей стране. В ночь перед убийством Бабаева был обстрелян дом мэра Львова Андрея Садового, а за несколько месяцев до этого на мэра Харькова Геннадия Кернеса было совершено нападение. Поэтому следствие начинает рассматривать версию теракта. Дело было взято под личный контроль тогдашнего президента Порошенко.

А 4 сентября полиция заявила, что нападавшие найдены. Тогда четыре человека были задержаны, и уже знакомый нам УБОЗовец Бендрик вел дело.

Кого следствие называет главным «заказчиком» преступлений?

В ходе допроса один из задержанных, Крыжановский, показал, что умышленное убийство Бабаева якобы заказал местный медиа-магнат Александр Мельник.

Исходя из этого заявления, Крыжановский и трое других подозреваемых - Евсеев, Пасечный и Куник - фактически на всю страну были объявлены преступниками без приговора суда. И хотя за 7 лет судебного разбирательства прокуратура не смогла доказать их вину, суд пока не изменил большинству подозреваемых меру пресечения с содержания под стражей на домашний арест.

лободенко2
Фото: kremen.today

Олег Миронов, представляющий интересы так называемого заказчика Александра Мельника, отмечает, что за много лет юридической практики он часто сталкивался с произволом, но с упорным невыполнением решений ЕСПЧ – впервые.

Стоит отметить, что в Кременчуге Александр Мельник является известной фигурой. Он владеет крупнейшим в городе телеканалом «Визит». По версии следствия, убийство мэра якобы было ему выгодным из-за давнего конфликта с городским главой. На телеканале часто звучала критика в адрес Бабаева, а мэр и депутаты Кременчукского горсовета пытались через суд вернуть в коммунальную собственность приватизированную Мельником телебашню. Таким образом, убийство судьи Лободенко привязали к делу об убийстве Бабаева.

По словам представителей защиты, на подозреваемых оказывалось моральное и физическое давление, их адвокатов не пускали к ним, а членов их семей буквально держали в заложниках. Все это – для того, чтобы выбить из «козлов отпущения» нужные свидетельские показания и признания.

Более того, защита утверждает, что уголовное дело по обвинению Александра Мельника и других подозреваемых чисто заказное.

«Объектом «заказа» является успешный бизнесмен, порядочный человек, публичная личность Мельник Александр Алексеевич, его бизнес и медиа-активы. Другие фигуранты дела, как это ни звучит отвратительно, являются лишь «материалом», который использовался для того, чтобы это уголовное дело появилось и существовало. Эти люди также не виноваты ни в чем, что написано в обвинительном заключении. По ним прошлись "катком". Под пытками, запугиванием, захватом в заложники членов семьи, физическим и психологическим давлением, лишением права на юридическую помощь, они были вынуждены оклеветать себя и Мельника", - отмечает адвокат.

Расследования ведут "оборотни": как было сфабриковано дело?

Поэтому вспомним, как развивались события в порядке хронологии. И как, при многочисленных процессуальных нарушениях, противоречиях и воплощениях, «белыми нитками» шилось это дело.

Так, 2 сентября 2014 года утром милиция задержала Евсеева, Пасечного и Куника, относительно них вообще не составляют протоколы задержания, не предоставляются защитники, но у всех «находят» оружие. В течение дня сотрудники правоохранительных органов незаконно удерживали мужчин и подвергали задержанных пыткам.

Из-за давления Пасечный «сдается» в тот же день, а Куник нет. Поэтому Куника делают «стрелком», а Пасечному обещают более легкую статью. Крыжановского задерживают в 23:00, хотя задержание оформляют только утром следующего дня. Он также подвергается пыткам - при непосредственном участии Бендрика. Кстати, ни в каких первоначальных подозрениях, выдвинутых задержанным, и в их показаниях на данный момент не упоминается ни господин Мельник, как вероятный заказчик, ни убийство судьи Лободенко.

3 сентября 2014 года Крыжановский весь день был под давлением. Заявленный адвокат к нему не допущен, в итоге его «ломают». Соответственно, Пасечный в 17:00 дает показания о Мельнике как заказчике убийства Бабаева - якобы со слов Крыжановского. Позже вечером Крыжановский также дает согласованные с Бендриком показания. Согласно этим показаниям, Мельник якобы перевел 18 тысяч долларов Крыжановскому за устранение мэра, которые он сразу же передал Пасечному. При этом убийство Лободенко пока не обсуждалось.

4 сентября 2014 года Бендрик и Михайлик, а затем и прокурор Кравченко продолжили «обрабатывать» задержанных под видом так называемых «НРСД» – негласных следственно-разысковых действий. Во второй половине дня с Пасечным и Куником проводятся «следственные эксперименты», но во время этих экспериментов вылезает куча неувязок. Ни фрагментов пистолета, ни остатков номерных знаков автомобиля, которые подозреваемые якобы бросили в пруд, обнаружено не было.

5 сентября 2014года в результате «согласования» с Крыжановским окончательной версии истории заказа Бабаева утром с Пасечниым проводят «продолжение» следственного эксперимента, несмотря на то, что вчера он был завершен, а не приостановлен. Пасечный «вспоминает», что пистолет якобы не уничтожил и не бросил его в Днепр, а отдал Крыжановскому. В свою очередь, Крыжановский по прибытии на площадку «вспоминает» следы на деревьях и «изменяет» глубину захоронения оружия на 20 см. Сотрудники правоохранительных органов выкапывают «Сайгу», пистолеты, глушители, патроны и маски.

Параллельно они проводят «следственный эксперимент» с Евсеевым (кстати, его нет в материалах уголовного производства). Из поведения Евсеева можно предположить, что он уже получил заверения в том, что ему не будет предъявлено обвинение в убийстве. Евсеева спрашивают только о покупке автомобиля и ничего о подготовке к убийству Бабаева вместе с Куником и Пасичным. А «эксперимент» касается только городов встречи о покупке автомобилей.

В тот же день Крыжановский рассказывает о якобы полученных им 10 тысячах долларов за преступление против Лободенко и неоднократно путает, когда получал деньги от Мельника: то ли через 1-2 дня после убийства судьи, то ли через 3-4 дня.

6 сентября 2014 года для более детальной координации истории о заказе Лободенко троих задержанных (Крыжановский, Пасечный и Куник) по очереди навещает заместитель главы УКР Иващенко в ИТТ. Кунику нужно больше времени, потому что он не согласен «взять на себя» еще и Лободенко. Поэтому после долгого разговора Иващенко и Куника в ИТТ они продолжают интенсивно работать с ним в течение следующих полутора дней и в итоге «приводят» его в готовность «сотрудничать».

8 сентября 2014 года Куника утром доставили из ИТТ в УБОЗ. Но только во второй половине дня он появляется на допрос с поврежденным ртом (еле разговаривает). Прокурор Стасовский допрашивает Куника. Здесь Куник впервые рисует схему места нападения на Лободенко. После допроса с Куником проводится «следственный эксперимент». Поначалу он говорит, что спрятал два обреза, из которых стреляли в Лободенко, на даче в селе Шукайвода (Черкасская область). Едут искать обрезы в с. Шукайводы, ищут - и не находят их.

9 сентября 2014 года Куника снова доставили в УКР на целый день. А днем проводят следственный эксперимент с Крыжановским – он показывает места «встреч» с Мельником по поводу заказа Лободенко и «вспоминает» некоторые детали. В частности, в качестве мотива для выполнения задачи нанесения телесных повреждений судья Мельник якобы проинформировал его о конкретном судебном деле по телебашне.

Именно эти "всесторонне исследованные" обстоятельства и стали основанием для обвинения. Однако, поскольку творческое «формирование» признания и поиск оружия проходили поэтапно, а не сразу, то и показания задержанных менялись и также дополнялись поэтапно: сначала не было подробностей в показаниях, потом появились какие-то подробности, потом появились новые детали, противоречащие предыдущим. И уже в финале - без какой-либо конкретики и объективных доказательств - появляется "признание" в убийстве судьи Лободенко.

По словам представителей защиты, первоначальные «официальные» следственные действия с участием обвиняемых, без каких-либо полномочий, фактически проводились теми же лицами, которые ранее вели неофициальные «беседы» с задержанными в ИТТ и за ее пределами. Предположительно - для того, чтобы лично контролировать разработку показаний задержанных и их выполнение "договоренностей".

В частности, в следственном эксперименте с Крыжановским участвовали, без каких-либо законных оснований, и Михайлик, Бендрик, и их заместители. И именно они уководили акцией, а не следователь. И именно во время такого следственного эксперимента с Крыжановским был "найден" тайник с оружием, которое сам Бендрик достал голыми руками во время следственного эксперимента, после чего экспертиза не обнаружила ни ДНК, ни отпечатков пальцев на этом оружии. Также нашли две маски, которые не обсуждались ни в каких показаниях или фантазиях задержанных до тех пор, пока их не обнаружили.

«Этот «следственный эксперимент» имеет ключевое значение в стратегии полицейских «оборотней», поскольку он предоставляет единственное якобы связанное с этим «физическое доказательство» убийства, так как все остальное – это всего лишь слова. В ИТТ была попытка оказать давление на Мельника. Была также предпринята попытка использовать его сына в качестве заложника. Но господин Мельник - публичный и состоятельный человек, поэтому коррумпированные «правоохранители» не рискнули пересечь черту, за которую зашли далеко в отношении Крыжановского, Пасечного, Куника и Евсеева", - считает адвокат Олег Миронов, представляющий интересы Мельника в суде.

Миронов
Олег Миронов Фото: СтопКор

Остается неясным, почему Мельник якобы неоднократно обращается к Крыжановскому по поводу таких заказов, если между ними нет тесных доверительных отношений, а Крыжановский не является профессиональным убийцей или организатором. Однако такая очевидная нелогичность остается без какой-либо следственной проверки версии заведомо ложных показаний.

Чьи фамилии исчезли из материалов дела?

На этом фоне много неудобных вопросов вызывают не только действия правоохранителей, но и поведение других компетентных органов и местных органов власти, в частности, областного и городского советов. Более того, по версии защиты, показания гражданской жены убитого мэра были изъяты из материалов дела, где она называет совершенно другого вероятного заказчика преступления - Евгения Холода, младшего компаньона Олега Бабаева. Некоторое время он занимал должность первого заместителя председателя Полтавского областного совета.

Евгений-холод
Евгений Холод Фото из открытых источников

В свою очередь, община Кременчуга, активисты и журналисты прямо обвиняют в причастности к убийству Бабаева его деловых партнеров Евгения Холода и Александра Плужника, а также других особ из правящей элиты города. И из документов, полученных защитой, видно, что такие обвинения не голословны.

Во-первых, дочь Бабаева Ольга Шляхова сразу же во время первоначального допроса в качестве потерпевшей заявила, что у ее отца были очень плохие отношения с Виктором Бугайчуком, тогдашним губернатором Полтавской области, и отец сказал ей, что «весь негатив идет из Полтавы от Бугайчука», который «причастен к смерти судьи Лободенко». Потерпевшая прямо заявила, что подозревает в убийстве своего отца Бугайчука. Однако в материалах следствия нет данных о проведении следственной проверки этих показаний.

Кроме того, Ольга обратила внимание на другие возможные конфликты между Бабаевым и ее деловыми партнерами: по "Кременчугмясу" - с депутатом Константином Жеваго, по строительному бизнесу - с Игорем Кушниром, по торговому бизнесу - с Евгением Холодом. Но следствие почему-то не проигнорировало все это.

Стоит отметить, что, по данным полтавских СМИ, убитый мэр Кременчуга номинально управлял рядом предприятий, несмотря на то, что де-юре они были зарегистрированы на других лиц. Одно из них - производственная и коммерческая фирма "УКРПРОДУКТ-2000", другое - ООО "Кременчугская торговая гильдия", директором которой был Евгений Холод.

Акции этого предприятия распределялись следующим образом: ПЭ "ВКФ "УКРПРОДУКТ-2000" принадлежала доля уставного фонда в размере 45 млн грн, а господину Холоду - 15 млн грн. грн. Кроме того, в капитале ООО "Крюковчанка" Кременчугской торговой гильдии принадлежало почти 4 миллиона гривен, а Евгению Холоду - 36 тысяч гривен. Эти предприятия владели коммерческой недвижимостью в г. Кременчуг стоимостью в сотни миллионов гривен (центральные и другие рынки города, торгово-развлекательные центры и т.д.).

Таков был статус-кво до убийства Олега Бабаева. После убийства Бабаева Евгений Холод получил полный контроль над бизнес-активами и денежными потоками бизнеса убитого мэра. После публикации в 2018 году соответствующих документов защитой Мельника Холод начал переоформлять остатки раздерибаненных предприятий на младшую дочь Олега Бабаева.

Более того, в 2011 году старшая дочь покойного мэра Ольга Шляхова под расписку передала 30 миллионов гривен наличными двоюродному брату господина Холода. Эти средства должны были быть возвращены 10 июля 2014 года. Однако деньги так и не были возвращены, и в течение двух недель г-н Бабаев был убит.

Дочь убитого мэра также сообщила о неизвестном парне, болельщике ФК «Ворскла», который пытался встретиться с отцом по поводу имеющейся у него информации о готовящемся покушении на мэра. Материалы расследования не содержат никаких данных об установлении этого лица и проверке соответствующих данных следователем.

Наконец, гражданская жена Олега Бабаева на момент убийства, Оксана Чурсина, была самым осведомленным человеком в личных делах и конфликтах мужа. В ходе допроса она прямо заявила, что в убийстве мэра Кременчука виноват Холод Е.M. Однако протокол ее допроса таинственным образом исчез из материалов следствия.

Как развивались события дальше и что сейчас происходит с этим делом?

На этапе следствия руководители правоохранительных органов отчитались об огромной работе следователей и прокуратуры, более 150 томов материалов уголовного производства, более 500 допрошенных свидетелей.

Дальнейшие события скорее напоминают затянутый сезон второсортного детективного сериала. Стороне защиты было открыто всего 55 томов материалов досудебного расследования. Остальные материалы исчезли, в том числе допросы сотен свидетелей, результаты обысков, в ходе которых якобы было найдено оружие, из которого якобы был убит судья Лободенко. Практически сразу было решено, что Кременчугские суды не могут рассматривать это дело из-за конфликта интересов - почти все судьи знали убитого служителя Фемиду Лободенко лично. Дело было передано в область, и в течение нескольких лет его «футболили» из одного суда в другой.

При этом подсудимые, без какого-либо вердикта суда, все это время остаются за решеткой.

Только в 2017 году, после трех лет содержания обвиняемых в СИЗО, судья Киевского районного суда Логвинова решилась изменить меру пресечения на домашний арест. Но уже через несколько дней и Полтавский областной совет, и Кременчугский городской совет решили направить представление в ВСП об увольнении судьи. Поэтому ровно через неделю она отменяет свое решение и вновь выбирает обвиняемым меру пресечения - содержание в СИЗО.

В целом, за семь лет в жизни главных героев этой истории произошло много интересного. Например, прокурор Кравченко, возглавляющий группу прокуроров по уголовному судопроизводству, получил повышение и сейчас возглавляет НАБУ в Харькове.

Александру Сидоренко, из которого в этом деле пытались сделать первого "козла отпущения", удалось доказать в судах свою непричастность к наркотикам и оружию. Он пошел добровольцем в Вооруженные Силы и в настоящее время защищает государство на востоке страны в войне с российским агрессором. Однако никто не ответил за пытки, совершенные против него.

После свидания с прокурором Савчуком обвиняемый Пасечный пошел на сделку со следствием. Он меняет показания, берет на себя вину за соучастие в убийстве двух человек и по "закону Савченко" вышел на свободу.

Пасечник
Фото: скриншот

Фото прокурора Савчука попало в Доску почета Полтавской областной прокуратуры.

Само дело фактически перестало рассматриваться в октябре 2020 года. Но за 7 лет в нем так и не сумели вынести решение хотя бы первой инстанции! В то же время обвиняемые продолжают буквально «гнить» в камерах СИЗО.

«Как показывает европейская практика, если человека закрыли, у него есть обвинения. Достаточно пройти все инстанции за год. Если нет доказательной базы в течение года, то человека освобождают и собственно ищут доказательную базу. Нашли - могут дать срок. Но у нас это чистая пытка, потому что люди сидят по 7-8 лет, бывают и случаи, когда человек находится под стражей без приговора 13 лет. Согласно Конституции, человек не виновен, потому что только суд может признать вину. Есть такая коллизия, и это очень страшно, потому что в этой системе нет ни лекарств, ни нормальных условий, там мокрые стены – это туберкулез", - комментирует адвокат Богдан Хмельницкий.

Хмельницкий
Богдан Хмельницкий Фото: СтопКор

Представители защиты отмечают, что уже обращались и в Верховный суд. Однако там заявили, что не могут вмешаться, поскольку не было решения суда об обжаловании кассационного решения. Поэтому, при всей абсурдности дела, кажется, что оно просто зашло в тупик. Ведь доказательств у обвинения явно недостаточно, а освободить подсудимых просто невозможно. Потому что тогда выяснится, что реальные виновники на протяжении этих долгих семи лет остаются на свободе.

Присоединяйся к нашей армии антикоррупционеров! Подписывайся на нас в Telegaram, Facebook, Youtube и Twitter и Instagram!

Комментарии

Другие новости